Новости
13 марта 2018, 05:02

НАРОДНЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОМЫСЛЫ АДЫГОВ (ЧЕРКЕСОВ) ФИЛОСОФИЯ МАСТЕРСТВА

Мастер-класс мастера народных художественных промыслов Айдамира Патокова «Философия мастерства проста. Любой может научиться. Но главное – желание!». Айдамир Патоков – мастер народных художественных промыслов (музыкальные народные инструменты, черкесское седло); член Художественно-экспертного совета по народным художественным промыслам Республики Адыгея при Министерстве культуры Республики Адыгея , учредитель Ассоциации мастеров народных художественных промыслов Республики Адыгея . - Народные художественные промыслы – это трудно или легко? Что нужно, чтобы научиться им? Как Вы сами стали Мастером? А.П.: Всё происходит тогда, когда наступает время. Если не готовы начинать какое-то движение, то оно и не происходит. А если готовы, то получается быстро. С детства я мечтал мастерить, делать что-то руками. Мне тогда казалось, что мужчине надо вроде уметь всё. А стал старше, понял, что, разговаривая, общаясь с людьми, многое узнаешь. Когда познакомился с Замудином Гучевым, то сказал так: «Играть на шичепщине не скоро начну, но мне интересно его изготовление». И начал мастерить. Сперва я сделал маленький инструмент, я его храню до сих пор. Потом я нашел грушевое дерево, которое некоторое время отпиливал несколько дней вдоль по 10 см, и стал делать большие шичепщины. Самый первый инструмент я подарил своему другу. Затем я научился делать пхъачич - трещотки, 1анэ - треножный столик, кушъэ - люльку. Это было быстро. Увидел, повторил, спросил, как должны располагаться детали. А когда всё подробно разузнал, то подправил сделанное. То есть посмотрел, как делают другие мастера, а затем нашел свой подход. В конце концов, Замудин Гучев сказал мне: «Ты делаешь и то, и это. А попробуй сделать уанэ – седло!». Тогда я ему ответил: «Седла – это интересно. Надо попробовать». И я начал пробовать изготовлять черкесские седла. Не стыдно, когда учишься и что-то не получается; стыдно, когда не хочешь учиться. Без желания всё кажется трудным и тяжелым. А когда есть желание, то всему выучишься, всё найдешь. Найдутся люди, которые покажут и расскажут как. А если не показывают, то значит им нечем поделиться. Настоящий Мастер, Мастер с большой буквы, всегда расскажет, всегда поделиться секретами своего мастерства и сделает это от души. После того, как я начал пробовать изготовлять черкесские седла, я решил обратиться к другим мастерам. В то время был мастер Касей из Ходза. Но я попал в неудобное для него время, и пришлось мне ехать к другому мастеру в Адыгэхабль в Карачаево-Черкесии. Я посмотрел, как он делает и изготовил одно седло. Но чего-то мне не хватало, недостаточно было того, что я у него увидел. Да и по времени – всего два-три дня, этого было мало, а больше времени я не мог тогда уделить. Затем мне посоветовали обратиться к самому известному мастеру Вячеславу Мастафову в Нальчик в Кабардино-Балкарию. Когда я к нему приехал и спросил, что нужно, чтобы у него обучаться. Он ответил просто: «Ничего не надо. Если хочешь, приходи и делай!». В ту пору такому ответу я искренне удивился. Тогда мастера неохотно делились, а этот именитый мастер так быстро согласился. Так мы с моим братом Аскером пошли к нему в ученики. В Нальчике мы с братом пробыли три недели. И за это время Вячеслав Мастафов нам всё показал. Аскер научился шить седельную подушку, а я изготовил арчак (деревянная основа седла). Это время мы потратили не напрасно, успели многое сделать. Ну, а остальное мы уже узнавали сами постепенно, сами нашли свой подход и даже выработали свой почерк. Надо сказать, что Мастафов - строгий наставник, не любит болтать впустую. Если задавать ему конкретные вопросы по делу, он конкретно и прямо отвечает. Адыгские мастера-шорники имели каждый свой почерк в изготовлении седел, но от традиций не отходили. Вячеслав объяснял все нюансы и показывал, что было присуще именно для черкесского седла. Главное то, чтобы сделать каркас, надо знать строение лошади и её размеры. А в целом, если учесть все элементы нашего седла, его высоту, ширину, твердость материала, если брать в расчет всё, что нужно для него, то можно сделать вывод: в старину адыгские мастера довели черкесское седло до совершенства. Вот таким был мой путь. Но у каждого он свой. Кажется, Мастером стать трудно. Нужно много трудиться и не переставать познавать секреты ремесла. Хотя, на самом деле, это не трудно, если хочешь всем сердцем, если это тебя волнует, если нравится. В жизни можно научиться всему, надо только постараться и иметь желание. - Чтобы заниматься адыгскими народными промыслами, надо ли знать историю и традиции своего народа? А.П.: Обязательно. Без этого у нас ничего традиционного не получится. Надо изучать литературу, советоваться со старшими, узнавать опытным путем. Но сейчас можно много увидеть и в Национальном музее, спросить у его специалистов, которые прочитали много книг об этом, продолжают изучать, прослеживают новые поступления. Для меня лучше общение с опытными мастерами, теми, кто изготовляет седла, и теми, кто использует их. Это касается и изготовления музыкальных инструментов, 1анэ, кушъэ и других предметов быта. Так сказать, общаясь даже на бытовом уровне, мы многое узнаем друг от друга. И как бы мы ни говорили о величии нашего народа, о его древней религии и уникальной культуре, не возможно не учитывать повседневную жизнь и быт, который вели адыги в былое время. То есть так называемое наше «бытовое пространство», которое показывает наш образ мышления, рационализм и эстетику нашего народа. Так или иначе, но всё связано с нашим бытом. Изготовляя простое, обыденное, со временем начинаешь понимать утраченное. - В старину у адыгов было престижно заниматься промыслами. А сегодня как? Считается ли это почетным? А.П.: Как я уже говорил, прежде всего, надо исходить из желания самого человека. Если есть желание, если трудишься и познаешь, то со временем станешь мастером. Сегодня жить проще: мы работам за деньги и на них живем. А раньше не было столько денег, хотели – не хотели, но чтобы жить, делали всё сами дома своими руками. У адыгов в каждой семье были мастерицы, которые делали многое: вышивали золотом, шили одежду, плели басонные плетения. В каждой семье мужчина плотничал и мог смастерить мебель, предметы быта, люльку, треножные стол и стулья для обихода, редко на продажу. Конечно, были мастера – кузнецы, шорники, известные на всю округу. О них говорили, их высоко ценили. Сегодня же есть магазины, где за деньги можно купить всё, от деревянной плошки до костюма. И поэтому в наши дни народными промыслами занимаются энтузиасты, не по необходимости, а по желанию или даже по призванию. И тот, кто лучше и искусно делает, тот и мастер. Зачем сегодня всем заниматься промыслами, требующими много времени, если всё можно купить за деньги? Зачем тратить драгоценное время, если всё и так доступно? Нужны только деньги. Поэтому сегодня мастеров мало, а предметы быта, изготовленные ими по старинным технологиям, дорогие. Но люди покупают их и хранят как реликвии. Да, сегодня нет необходимости всем заниматься народными промыслами просто так. Но всё-таки в них есть своя философия, своя сила. Для приобщения к ним надо учиться слушать мастеров, понимать то, что делаешь. Сегодня важно сохранить старинные технологии, стандарты предметов народной культуры и даже научно изучить и подробно описать. Конечно, это для тех, у кого есть такое желание. Во всем адыгском было много пользы. Вот, например, наше 1анэ. Ни у кого нет такой культуры, как у нас. Надо признать, адыгский стол или 1анэ по своей высоте и по порядку подачи блюд уникален. В нем есть своя продуманная философия. Если проследить за правилами за адыгским столом, то станет всё ясно. То же самое и с кушъэ, адыгской люлькой, и с лъэпэтет, котурнами. Так же и с оружием: кинжалом, шашкой, и с национальной одеждой, поясами. Во всем адыгском есть своя польза, своя философия. Но сегодня мало тех, кто об этом знает, да и немного тех, кто задается такими вопросами. - В чем особенности жизни и работы современных мастеров НХП в Адыгее? А.П.: В наше время обучение народным художественным промыслам стало доступно. И это достижение! Сегодня у нас в Адыгее есть мастера, которые обучают золотому шитью, шитью национальной одежды, работе по дереву и даже кузнечному делу. Для начинающих проводятся мастер-классы, опытными мастерицами организуются курсы по шитью. Довольно часто проводятся выставки мастеров народных художественных промыслов как в Адыгее, так и в других городах России. На мой взгляд, если занимаешься делом каждый день, то нет никаких трудностей. Но прежде всего – это желание. А если самоцель – быстрый заработок, то будет сложнее. Но если заниматься промыслами с желанием, то и работать будешь с удовольствием, и зарабатывать соответственно. - В конце прошлого года было заявлено, что в Адыгее будет создана Ассоциация мастеров народных художественных промыслов. Для чего она создается? И как она поможет начинающим и молодым мастерам? А.П.: Ассоциация как структура поможет мастерам народных художественных промыслов консолидироваться, действовать сообща, работать вместе, обмениваться опытом, больше общаться друг с другом. И одной из основных задач Ассоциации будет поделиться с людьми азами мастерства, вызвать у них интерес к тому, что делаем мы, мастера. К тому же, одному трудно во всем разбираться, а Ассоциация позволит расширить наши возможности, учесть современные способы продвижения, маркетинга, менеджмента. Можно будет работать и при поддержке государства. Ассоциация - это и обмен опытом, и советы, и мастер-классы известных мастеров молодым начинающим прикладникам. Ассоциация позволит нам создать свое пространство. Она откроет мастерам дорогу для развития. Это касается решения экономических и юридических вопросов. Некоторые местные ремесленники уже немолоды и нуждаются в поддержке, общении и даже помощи. Предполагается, что Ассоциация поддержит их, даст им разные возможности. Что будет дальше? Время покажет! - В чем Ваше кредо мастера? Каков основной принцип в работе? А.П.: Для себя за кредо, то есть за основной принцип я взял, прежде всего, стараться не вырубать деревья. На самом деле, когда вырубаешь дерево, мучаешься, ругаешь себя. Вот, например, самшит, из которого я делаю пхъачич, трещотки. Сам я никогда не спиливал самшитовое дерево, которое наши предки считали священным. Но если узнавал, что у кого-то есть такой материал, то приобретал его. Для трещоток требуется кусок диаметром не менее 20 см. И когда смотришь на срез дерева, то понимаешь, что ему лет 150. И вот я изготавливаю из него несколько дощечек. Разве это дело? Стоит ли оно того? Поэтому я отказался срубать сам или платить за сруб деревьев, тем более таких редких и реликтовых. Росло дерево полтора века, пусть и дальше растет. Но вот если дерево оказалось сломанным или вырванным из-за непогоды, тогда я от него не отказываюсь. Порой мне сам заказчик приносит материал в мастерскую. Для шичепщина я используюсь черкесский орех. Где я его беру? Бывает, кто-то срубает дерево, тогда я подхожу и прошу его часть, обещаю убрать его сам. Место разветвления ствола подходит для изготовления луки седла. Много материала для себя я беру у тех, кто изготовляет мебель. Я покупаю его у них и сам обрабатываю. Но чтобы самому рубить дерево… Никогда! Это мой принцип! В отношении деревьев груши, яблони, абрикоса я так же стараюсь намеренно их не срубать. Но если срок дерева подошел, или его собираются и так спилить, только тогда я могу его взять. Говорят, что у дерева есть душа. Но душа есть во всем. Я, конечно, не разговариваю с деревьями. Многие считают это мистическим. Но что значит «говорить с деревом»? Это значит его понимать. Вот когда делаешь деревянный каркас для седла или шичепщин, структура дерева диктует свои правила обработки. Где-то надо сменить направление резца, где-то усилить нажим, а где-то обойти сучок. Тогда и начинаешь чувствовать характер материала. На мой взгляд, это и есть диалог мастера с деревом. - И последнее. Какие рекомендации и советы Вы как опытный мастер дали бы молодым? А.П.: Первое: если решили заниматься промыслами, не откладывайте, быстрее начинайте! Быстро начнете, скоро станете заниматься реальным делом. Второе: надо много работать! Сделать один раз – это только узнать, что это такое. А вот сделать десять раз – это уже понять смысл промысла. Так мне когда-то говорили: «Сделай первый десяток, а там, может быть, что-нибудь поймешь». Поэтому для начала надо сделать этот первый десяток. Какую бы умную лекцию ни прослушать, какую бы подробную информацию ни прочитать, не приложив руки, то есть без ручного труда, ничего не уложиться в голове, не будет полного понимания. Первое седло я сделал относительно быстро. А через пару месяцев приступил ко второму. Вот тогда и стал я задавать себе вопросы. А как я делал это в первый раз? Как подбирал материал? Как подходил к этому? Еле-еле вспоминая, я делал уже на свой страх и риск. И так получилось, что второе седло я изготовил с большим трудом, чем первое. Поэтому в первую очередь надо трудиться, постоянно совершенствовать свое мастерство. Надо делать, желая, и делая - учиться! Когда в голове уже всё улеглось, когда делаешь обдуманно, тогда и приходит мастерство. Но есть и такие мастера, которые годами не берутся, а потом через время работают быстро. Отсюда третье: мастерство приходит через глубокое понимание, а оно через постоянную работу. Да, только от одного желания мастером не станешь. А делать, не понимая, тоже не получится. Так, мальчик может сделать раз, не понимая, просто повторяя за мастером. А через время он и не вспомнит, как делал, так как повторял машинально, и в голове у него ничего не отложилось. А вот когда доходишь до самой сути, когда есть понимание, то всё уже идет гладко и в комплексе. В любом ремесле есть своя философия. Надо знать, понимать и иметь свой подход. Надо учитывать формы, понимать для чего и почему. А для этого нужно изучать историю народа, понять его рациональное мышление и открыть его художественный взгляд на простые бытовые вещи, а также постоянно общаться с мастерами, знающими традиции в своем деле. Возьми хоть «1анэ» или «кушъэ», всё у адыгов было продумано, эстетично и функционально. Но сделать их, не понимая этого, не получится. Для меня мастерство – это понимание философии своего народа! - Большое спасибо! Интервью провела Фатима Теучеж Фотографии Казбека Коджешау FOLK ARTS AND CRAFTS OF THE CIRCASSIANS THE PHILOSOPHY OF CRAFT Master class of мasters of folk crafts Aydamir Patokov "The philosophy of craft is simple. Everyone is able to learn it. But the main thing is a desire!" Aydamir Patokov is master of folk arts and crafts (musical folk instruments, Circassian saddle); member of the Artistic and expert council on folk arts under the Ministry of culture of the Republic of Adyghea, founder of the Association of masters of folk arts and crafts of Adyghea. - Folk arts and crafts are difficult or easy? What does it need to learn them? How did you become a Master yourself? A. P.: Everything happens when the time comes. If you are not ready to start any movement, so it doesn’t happen. And if you are ready, it gets fast. Since my childhood, I’ve dreamed to make, to do something with my hands. It seemed to me the man should be able to do all. As I grew up, I understood, talking, communicating with people, I could learn a lot. When I met Zamudin Guchev, I said: "I will begin to play shychepshyn not soon, but I am interested in its manufacture". And I began to make it. At first, I produced a small instrument, I still keep it. Then I found one pear tree and I’ve sawed off it a few days along per 10 cm, then I made one real shychepshyn which I offered to my great friend. Then I learned how to do phachich - ratchets, ane - tripod table, kushe - cradle. I quickly made them. I saw, repeated and asked how details would be disposed. And when I learned all characteristics I corrected the made items. That means I looked how other masters did it, and then I found my own approach. In the end, Zamudin Guchev said to me: "You do well this and that. And now try to produce uane– saddle!" Then I answered to him: "Saddles are interesting. I will try to do them". And I began to manufacture the Circassian saddle. It isn’t ashamed when we study and cannot to do, it's shameful when you don't want to learn. Without desire all seems difficult and heavy. And when we have a desire, we will learn everything, we will find all. We’ll find people who will show us and tell how to do it. And if they don’t show, it means they have nothing to share. A true Master, Master with a capital letter, always talks, always shares the secrets of his craft and he does it with heart. After I started to try manufacturing Circassian saddles, I decided to address to other masters. At the time, there was a master Kasey from Hodz. But I visited him in inconvenient time, and I had to go to another master in Adyghekhabl in Karachay-Cherkessia. I observed him and made one saddle. However, that wasn't insufficient,; all I saw wasn't incomplete for me. And the time, only two or three days were not enough, but I could not to pay more time in this moment. Then they advised me to go to the most famous master Vyacheslav Mastafov living in Nalchik in Kabardino-Balkaria. When I came to him and asked what I need for learning his craft, he simply replied: "Nothing. If you want to do it, so do it!" At the time, I was genuinely surprised of this answer. That time, masters didn’t share their crafts with reluctance, and this eminent master so quickly agreed. So, my brother Asker and I became his apprentices. In Nalchik, my brother and I, we’ve stayed for three weeks. And during that time, Vyacheslav Mastafov has showed all to us. Asker learned to sew padding (seat cushion), and I manufactured a tree (wooden base of the saddle). We didn’t spend this time in vain; we managed to make a lot of things. Well, we already learned the rest themselves gradually, we found our own approach and even we determined our own hand manner. I must say Mastafov was a strict mentor; he didn't like to talk in vain. If we asked him concrete questions about the craft, he specifically and directly answered. Circassian saddlers had each their own hand manner in manufacturing of saddles, but they kept the traditions. Vyacheslav explained all the nuances and showed us all that was inherent to the Circassian saddle. The main thing is for making a wooden base, it is necessary to know horse constitution and its dimensions. But in general, if we consider all elements of our saddle, its height, width, hardness of material, if we take into account all that is necessary for it, we can conclude: in the past the Circassian craftsmen brought the Circassian saddle to perfection. This was my way. But everyone has his own path. It seems to become Master is difficult. You need to work hard and to stop never learning secrets of the craft. Although, in fact, it isn’t difficult if you want with all your heart, if it cares you, if it likes you. In our life, we can learn all. We only need to try and have a desire. - Is it necessary to know history and traditions of the people for making Adyghe folk art and crafts? A. P.: Certainly. Without that, we will not do anything in traditional art. It is necessary to study literature, to consult with our elders, to learn by experience. But now you can see a lot of traditional items in the National museum, ask its experts who have read many books about it and continue to study new entries. For me, it’s better to communicate with experienced craftsmen, those who make saddles and those who use them. This also relates to manufacturing of musical instruments, ane (tripod table), kushe (cradle) and other household items. So, speaking, communicating even at the household level, we learn a lot from each other. And no matter how we talk about the greatness of our people, about our ancient religion and unique culture, it’s impossible not to take into account the daily life which the Circassians led in the past. That is so-called our "household space" which shows our way of thinking, rationalism and esthetics of our people. One way or another, but all is connected with our way of life. Manufacturing a simple thing, a household item, we begin to understand with time the lost. - In the ancient times, the Circassians considered the craft prestigious. How about today? Is it considered now honorable? A. P.: As I have already said, first of all, we must take in consideration the desire of the person. If he has a desire, if he works and learns, then he becomes a master with time. Today, we live easier: we work for money and we live with it. And in the past it was not so much money, our ancestors wanted or not wanted, but they were lived making all themselves at homes with their own hands. The Circassians had in each family needlewomen who were doing a lot of things: they embroidered in gold, sewed clothing, wove haberdashery netting. In every family, the man was a carpenter and could make furniture, household items, cradle, tripod table and chairs to use, rarely for sale. Of course, there were masters – smiths and saddlers, known throughout the neighborhood. They've been talked and highly appreciated. Today, there are shops and markets where we can buy with money everything, from a wooden bowl to a national suit. And therefore in our days only enthusiasts are doing crafts, not by necessity but by desire or even by vocation. And the craftsman who better and skillfully makes, he is a master. Why does it engage all today in folk art and crafts demanding a lot of time if they can buy everything with money? Why do they spend a precious time if everything is already available? They need only money. Thus, we have today a few masters, and traditional objects made with ancient technologies are expensive. But the people buy them and keep them as relics. Sure, today there is no need for everyone to do simply so folk crafts. But they still have their own philosophy, their own strength. To become craftsman, you need to learn to listen masters, to understand that you're doing. Today. It’s important to preserve the ancient technologies, standards of folk culture objects and even to study scientifically and to describe in detail. Of course, this is for those who have such desire. All Circassian had a lot of use. For example, there is our ane – tripod table. No one people has the culture like ours. We have to admit the Adyghe table or ane is unique with its height and order of serving dishes. It has its own thoughtful philosophy. If we follow the rules at the Adyghe table, it will become clear. There is the same thing with kushe, Adyghe cradle, and lapetet, buskins. It also is related to weapons: dagger, sword, and to national clothing, belts. All the Adyghe cultural treasure has its own use, its own philosophy. But today there are few those who know about it, and a little of those who ask such questions. - What are the peculiarities of life and work of contemporary craftsmen in Adyghea? A. P.: In our time, learning of folk arts and crafts became available. And this is a great achievement! Today, we have in Adygea masters who teach gold embroidery, sewing of national clothes, woodwork and even blacksmithing. There are master classes for beginners; experienced craftswomen organize embroidery and sewing courses. There quite often are exhibitions of masters of folk arts and crafts both in Adyghea and in other cities of Russia. In my opinion, if you work every day, you have any difficulties. But, first of all, it’s a desire. And if you have fast earnings as a main goal, your work will be more difficult. But if you make crafts with desire, you will work with pleasure and you accordingly will earn. - At the end of last year it was declared the Association of masters of folk arts and crafts would be created in Adyghea. What is it created for? And how does it help new and young masters? A. P.: The Association, as a structure, will help masters of folk arts and crafts to consolidate, to act and to work together, to exchange experience, to communicate more with each other. And one of the main tasks of the Association will be to share with people the basics of crafts, to attract their interest in that we, masters, are doing. In addition, it is difficult for one to understand everything, and the Association let us to increase our opportunities, to take into account contemporary methods of promotion, marketing and management. It will be possible to work with the public support. The Association activity will include exchanges of experiences, advises and master classes of known masters to young beginners. The Association will allow us to create our own space. It will open the way to develop for masters. This concerns solution of economic and judicial issues. Some local artisans are old and need support, communication and even help. It is assumed the Association will support them, give them different opportunities. What will happen farther? The time will show! - What's your master’s credo? What is you main principle in work? A.P.: For myself. I took as a credo or work main principle, first of all, to try not to cut down trees. In fact, when we cut down a tree, we suffer, we scold yourself. For example, the boxtree of which I make phachich, ratchets. I have never cut down myself boxtrees that our ancestors considered sacred. But if I learned someone had such material, I acquired it. To make ratchets requires a wood with a diameter of 20 cm. And when I look at its slice, I saw it counts over 150 years. And there I make a few plates of it. Is this good? Does this cost it? Thus, I refused to cut down myrself or pay for the felling of trees, especially rare and relict. The tree has grown during one century and a half; so we let it continue to grow. But if a tree was broken or snatched because of bad weather, then I don’t refuse it. Sometimes the customer brings material to me in the workshop. For manufacturing of shychepshyn, I used Circassian walnut. Where do I take it? Sometimes, someone cuts down a tree, I come up and ask for a part of it, I promise to remove it myself. The place of branching of the trunk is suitable for making of pommel of saddle. I take a lot of material for myself from those who are producing furniture. I buy it and work with it. But to cut down the tree... Never! This is my principle. For trees of pear, apple, apricot, I also try not to cut down them. However, if the term of tree has come, or they are going to cut down them, only in this condition I can take it. They say the tree has a soul. But everything has the soul. Certainly, I don't talk with trees. Many people believe it mystical. But what does "talking with a tree" mean? It means to understand it. So, when I make a tree for saddle or shychepshyn, the structure of wood dictates its rules of treatment. I have to change somewhere a direction of the cutter, to strengthen somewhere the pressure, and to bypass somewhere the knot. Then I start to feel a nature of the material. In my opinion, this is a dialogue of the master with the wood. - And the last. What advices and recommendations would you give to the young as an experienced master? A.P: First: if you decide to make the craft, do not delay, start quickly! If you begin quickly, you will soon do the real work. Second: it need to work more! To make it at once means only to learn that it is. But to do it ten times is to understand nature of craft. So the old masters said to me: "Make the first dozen items, and there you can understand something". Therefore, for start you need to make this first dozen. No matter what a smart lecture you listen, no matter what detailed information you read, without your hands, without manual work, nothing will get in your head, there will be no complete understanding. I relatively quickly made my first saddle. And two months ago, I began to do my second saddle. So, in this time I start to ask myself a lot of questions. How did I make it the first time? How did I choose the material? How did I approach to that? Barely remembering, I already have done in my own risk. And it so happened I made the second saddle with more difficulty than the first. Therefore, first of all, it is necessary to work, constantly improve your skills. You have to make with a desire, and making to learn! When you have understanding in your head, when you make deliberately, then you receive skills. But there are masters who don’t work for years, and then after some time they quickly make it. Thus, third: the mastery comes with a deep understanding, and it comes with a constant work. Sure, you don’t become a master with only one desire. And if you do without understanding, you will have any success. So, the boy is able to make once, without understanding, just repeating after the master. But after some time, he will not remember how to do it, because he repeated mechanically, and he didn’t understand anything. However, when you get to the essence, when you have understanding, everything already is making smoothly and in complex. Every craft has its own philosophy. We have to know, to understand and to find our approach. We have to take into account forms, to understand why and for what. And for this purpose we have to study history of our people, to understand their rational thinking and to discover their art view of simple household items, and also to communicate constantly with the masters knowing traditions in the crafts. If we take examples of "ane "or" kushe", all Adyghe cultural objects were thoughtfully and esthetically made and had their functions. But it is very difficult to make them without understanding. For me, mastery in craft means an understanding of the philosophy of my people! - Many thanks! The interview is written by Fatima Teuchezh The photos of Kazbek Kodzheshau









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg